Онтопсихология и философия

А. Менегетти (по материалам лекции "Онтопсихологический метод как критическое преобразование рациональных наук: от феноменологии к науке как таковой")

Я родился в 1936 году, в тот же самый год, когда Эдмунд Гуссерль опубликовал свой знаменитый труд «Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология». Гуссерль указывал на неконгруэнтность научной аподиктики, которая в реальности не имела контакта с причинностью живущего существа, онто Ин-се природы, или, как он говорил, мира жизни. Это касалось математики и всех других наук.

Гуссерль был знаком также с подходом Фрейда и полагал, что психология, будучи универсальным способом познания, могла стать той наукой, которая бы организовала, структурировала рациональное познание, то есть Я человека, его сознание, его ум. Он возлагал надежды на психологию, которая в действительности не оправдала его ожиданий. Я имею в виду так называемую научную психологию, существующую в наши дни.

Прочитав его выдающуюся работу, я не мог с ней не согласиться. Если серьезно подходить к рассмотрению так называемого научного познания – будь то ядерная физика, химия или любая другая наука, – то выяснится, что мы выделяем феномены, внешние проявления, то есть феноменологии. Даже осуществляя интроспекцию, разбираясь в самих себе, мы составляем в своем уме абстрактное представление. 

Мы уверены, что наши суждения основаны на очевидности, сделаны на основе реальности. Даже наше сознание, каким бы радикальным оно не было, всегда остается феноменом.

В реальности существует измерение бытия вещей, с которым познание способно быть обратимым, где образ является модусом реальности, одно преобразуется в другое, использую ли я формулу или вижу саму реальность – я идентичен. Гуссерль утверждал, что нужно отыскать идентичность между знанием и реальностью, между сознанием и бытием.

Естественно, я говорю об онтическом сознании, а не о сознании, основанном на воображении, и как следствие, на феноменах. Весь психоанализ – это феноменология, все аристотелевско-томистические, кантианские и иные абстракции – это феноменологии.

Очевидно, что из заявления Гуссерля вытекает критическая проблема познания. То есть, я – человек, я – ученый, ученый – тот, чье знание совпадает с действием бытия, – я как ученый обладаю способностью исследовать изнутри вещь, реальность, бытие в себе самом.

Используя логические схемы сложившегося подхода к любой реальности, мы остаёмся в пределах феноменов, кажущихся проявлений, в конечном счете, мнений системы, которые, как например, математика и другие науки, обладают ограничеснным радиусом функциональности, и мы принимаем и подтверждаем их в определенных пределах, исключая при этом способность связи с сущим-в-себе.

Подобный анализ побудил меня начать свое исследование в различных сферах – философии, социологии, психологии и т. д. Я уделил особое внимание психотерапии и попробовал сопоставить свои знания с действием, к примеру, симптома, симптома ракового заболевания, шизофренической реальности и т.д., то есть постичь его в априори, в момент выстраивания интенциональной архитектуры, которая затем порождает симптом в медицинском смысле. Постичь в этом процессе причину, которая его порождает.

Но если затронуть её, эта самодвижущаяся причина, которая является чистой информацией внутри интенциональности природы, может либо иметь продолжение, либо заблокироваться. Следовательно, это возможность создавать бытие и небытие. И благодаря онтопсихологическому методу с его открытиями я пришел к этому. Экспериментирование давало выдающиеся результаты, которые всегда подтверждали метод, названный мною онтопсихологией. 

Онтопсихологическое знание – это мощное методическое посвящение во внутреннюю суть вещей. Оно является посредником того, как бытие самовыстраивается, самодвижется, создает существование или несуществование.

Знание внутренней сути дает спокойное господство в том, что касается гуманистической функции, функции земного человека, функции человека в его «здесь» и в любых обстоятельствах. Эдмунд Гуссерль своей критикой определил мое научное продвижение к тому, чтобы сегодня дать действенный научный ответ, ясность и прозрачность которого являются восхитительной наградой.